Ушла еда – затворяй ворота!

Запад ввёл санкции против России. То же самое сделал и Путин. Но гораздо жёстче, решительнее. Дабы наверняка. Чтобы весь народ прочувствовал, а не только Ковальчук с Ротенбергами.

16:05. 24 августа, 2014  
  
0

Приказ был чёткий, как меню. С перечислением ассортимента: говядина свежая, охлаждённая, замороженная; мясо солёное, в рассоле, сушёное или копчёное; сервилат сухой, финский, любой; творожок крестьянский литовский, ветчина пармская, капустка брюссельская, маслины греческие, моцарелла итальянская, окорочка американские куриные, мидии небелорусские. Плюс всё, что на Украине рас-тёт, – тем более урожай там «Градом» побило.

В этом списке отсутствует только свекла (если не называть её буряком!). Как раз свеклой-то Россия обеспечивает себя на 100 процентов. В овощной базе данных это самый «патриотичный продукт».
Недаром стишок возник: «Кто съел сегодня устриц таз, тот завтра Родину продаст!» Какие могут быть устрицы, когда мы в кольце врагов? И международная обстановка тяжёлая: в Румынии – коровье бешенство, в Польше свирепствует плодожорка, в Киеве – «Правый сектор», в Гааге – неправый суд.

Нужны серьёзные меры. Впечатлительного Диму Медведева на период санкций отправить в деревню к бабушке – пусть поможет сельскому хозяйству и сам окрепнет на козьем молоке. А тем временем цены отпустить, прилавки зачистить. Оставшиеся продукты, муку и гречку, грузить в КамАЗы, гнать через всю страну параллельно с колоннами другой гуманитарной бронетехники. Долго маневрировать по рокадным дорогам у границы, ожидая, чем кончится, и сводя с ума «Красный Крест». Потому что упрямее российских таможенников – только украинские.

Если и это не поможет, поступим круче. Они нам – санкции, мы им – шманции. Нам ввели, мы им тоже вставим!

Что дальше делать – известно. А именно: закрыть небо для иностранных самолётов. Причём достаточно – в одну сторону: всех пускать, никого не выпускать. Утерянные над Сибирью «Боинги» считать недействительными. О чём публиковать соответствующие объявления в газетах. В тайге находить обломки фюзеляжей и баллистических ракет с хорошо читаемой надписью: «Слава Украине!».

Прекратить ввоз лекарств, томографов, катетеров, а электрические коляски для инвалидов приравнять к иномаркам. Лечиться своими силами на базе районной поликлиники. Хирургию перевести на местный наркоз за счёт местного бюджета. В качестве анестезии, по рекомендации Минздрава, использовать фразу: «Потерпи, браток, на войне наши деды и не такое терпели!»

Зато те, кто выживут, будут мстить. Справедливо, беспощадно. Мстить лично президенту. То есть Бараку Обаме. А также Олланду, Порошенко, Коморовскому и Дале Грибаускайте. Канцлерша Меркель, конечно, не исключение.

Гнилые западные политики – на кого подняли? Они не понимают, что любой, даже самый заурядный, российский пенсионер, с его обрезанной в пользу Крыма пенсией и недолеченным из-за санкций простатитом, гораздо опаснее морского пехотинца вооружённых сил блока НАТО. Ведь у нашего ветерана пытаются отнять последнее – гордость за свою страну. А если это отнять, что останется? Один простатит?
И пусть не думают гады, что русские лягут под санкции, как Анна Каренина под поезд, – с тупой покорностью злой судьбе. Или, наоборот, возбудятся против властей, и в том же, например, Калининграде – городе, окружённом со всех сторон чужой едой, первым увидевшем пустые полки с «молочкой», – начнутся массовые волнения. Они, конечно, начнутся! Но совсем другого рода – патриотического! Точнее даже – военно-
патриотического.

Надо сцепить зубы и одновременно их показать. Теперь наша внешняя политика должна быть простой, как «эй, мужик, дай закурить!». В случае отказа использовать ответные санкции – верхние и нижние конечности.

Уже не раз в истории грозили нашей стране. Вспомните хотя бы ноту Керзона. И где сегодня тот Керзон? А вот Кобзон у нас есть – и до сих пор поёт песни о Родине.

Мы встретим наступающее лихолетье, как встречали когда-то вражеские танки – обвязавшись гранатами. Главное – подпустить поближе, чтобы ни один не ушёл. И нет такой абстрактной амбразуры, которую не заткнуть нашим конкретным телом.

Если враг не одумается, отключим газ. Да что там газ! Надо будет – мы, как встарь, уничтожим рогатый скот, сожжём посевы, отравим колодцы, взорвём склады и водокачки. Причём всё это – на собственной территории. Такие меры всегда вызывали шок у любых агрессоров, после чего они в ужасе отползали.

Видя нашу скифскую решимость к жертвам, готовность затянуть не только живот, но и горло, «цивилизованный» мир устрашится, оцепенеет, отступит. Ибо нет приёма против народа, сложившего поговорки типа «Бей своих, чтоб чужие боялись» и «Судьба – индейка, жизнь – копейка». А вы говорите – «импорт индюшатины»! Да мы блокаду пережили, царя Иосифа, кукурузу, дефолт – и от этого только окрепли!

Глупые западные пингвины надеялись, будто россияне, пострадавшие от санкций, повернутся против собственных вождей, олигархов и чиновников. И они повернулись! Но – против чужих! Взглянув на новые ценники в магазинах, наши люди искренне возмущаются: «До чего же довели страну, сволочи! В смысле – Обама с Меркель!»

Между прочим, Запад уже и сам раздумывал о продовольственном эмбарго на экспорт. Но решительный Путин блестяще опередил – ввёл эмбарго на импорт. Нанеся неожиданный упреждающий удар, искусно используя санкции против населения, в Кремле вдруг вспомнили о нашем сельском хозяйстве. Но мы-то с вами понимаем, что дело тут не в отечественных бурёнках, тем более, в основном, давно зарезанных. Речь идёт совсем о другом поголовье! Тут точный расчёт: народ ещё теснее сплотится вокруг правящей партии и её кремлёвского руководства.

Да, времена нынче суровые. Хотя начиналось-то всё безобидно, почти весело – с молдавских вин, кружевных трусиков и шуток про русскую пиццу с костромским сыром.

Но шутки кончились, занавес опускается. Ещё не железный, но уже и не бархатный. Как говорил киношный жулик Дима Семицветов: «Гаража у меня нет, но замочек я уже купил».


– А вам чего будет не хватать?

Игорь Михель, глава администрации Ухты:

– С конца прошлого года, после того как я стал руководителем администрации Ухты, мне не хватает только одного: времени на скорейшее решение всех городских проблем.

 Павел Смирнов, глава администрации Инты:

– Мне хватает всего того, что производится в России.

Анелия Лянцевич, дизайнер:

– На меня санкции никак не повлияют. Как питалась, так и буду питаться.

 Павел Сафронов, гражданский активист:

– Соевых йогуртов и молока, некоторых сыров, рыбы. Суть санкций для меня не в тех продуктах, которых будет мне не хватать, а в том, что остальные продукты будут менее качественные и более дорогие.

 Алексей Сухаров, журналист:

 

– Я в основном употребляю либо «наше», либо от зарубежных компаний, имеющих подразделения в России. Овощи в основном из Южной Америки или Азии. Морепродукты, тем более «экзотичные», почти не употребляю, разве что прибалтийские шпроты. А мясо… ну всегда предпочитал «ножкам Буша» «зеленецкую» курочку.

Глеб Волков, студент, обучавшийся в Америке:

– Будет не хватать соевого, миндального и рисового молока, соевого пудинга, а также различных овощей, таких как брокколи, например, которые у нас не выращивают.

 Георгий Черезов, вокалист панк-группы Lazy Riot:

– Честно говоря, я редко употребляю импортные продукты, так как они очень дорогие. Стараюсь есть более здоровую пищу, простую, а она, как правило, производится здесь. 

 Владимир Прокушев, блогер:

– Открыл холодильник – пос-мотрел производителей продуктов. Под санкции попало только филе сёмги из Норвегии. Всё остальное – отечественное, а то и вообще местное, так что лично я почти не пострадал.

Питирим, епископ Сыктывкарский и Воркутинский:

– У нас всего хватит! Божие благословение!

 

Юрий Калинин, солист хора, пенсионер:

 

– Никаких неудобств по этому поводу не себе не ощущаю. Я вообще непритязателен в еде. Так что никакие санкции мне не страшны.

 

Ольга Сосновская, заслуженная артистка России, народная артистка РК:

 

– На днях ещё покупала норвежскую рыбу и норвежский сыр, так что пока я не заметила для себя каких-то ограничений в продуктах питания. Я пока что не отношу себя к любителям наших сыров. Правда, в Сочи, на отдыхе, на рынке мы покупали настоящий адыгейский сыр. Такой бы, я думаю, никто не отказался поесть. Но, я думаю, нет худа без добра. Если исчезнут импортные продукты, то, наверное, и для наших производителей это будет стимулом к улучшению качества своих товаров.

 

Опрос подготовили Михаил Казанцев, Алевтина Пароева.
 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000