Младенцехранилище (ОТВЕТЫ РЕСПОНДЕНТОВ)

Во избежание мусорных контейнеров предлагается оборудовать бэби-боксы

19:24. 17 ноября, 2013  
  
0
Всякая очередная новость о возмутительных находках мёртвых или полумёртвых новорождённых в мусорных контейнерах, мусоропроводах или просто на улице леденит кровь. Первая мысль о возмездии матерям-убийцам (или отцам, или обоим вместе) сменяется на размышления, как бы этого избежать. Размышления привели к идее так называемых «бэби-боксов» (baby-box, в грубом переводе с английского «коробка для ребёнка»).
 

Тридцать секунд на раздумья

Чисто технически идея состоит вот в чём. При больнице, вероятнее всего, детской либо даже при самом родильном доме оборудуется каморка, в которой в свою очередь располагается особый, оснащённый всеми необходимыми приборами для поддержания микроклимата, датчиками и бельём, контейнер. Его внешняя крышка выходит на улицу.
 
Мать, не желающая растить только что рождённого ребёнка, может принести его к этой каморке, открыть внешнюю крышку и аккуратно положить своё дитя в контейнер. Крышка закрывается. Начинает работать таймер. В тех странах и регионах, где уже внедрены бэби-боксы, на финальные раздумья матери даётся, как правило, 30 секунд. Если за это время она не передумала, крышка защёлкивается окончательно.
 
Никаких видеокамер наблюдения около бэби-бокса нет. Всё делается на условиях полной анонимности.
Ребёнок находится в контейнере две минуты, после чего вовнутрь больницы или роддома из каморки подаётся специальный сигнал: мол, прибыло пополнение! Медсестра открывает теперь уже внутреннюю крышку контейнера и забирает оставленного там ребёнка. Он немедленно проходит осмотр, помещается в отделение для подкидышей и заносится в картотеку на потенциальное усыновление.
 

Шанс подумать

Техническая часть понятна и вряд ли может вызывать какие-либо нарекания. Цивилизованность метода по сравнению с классическим подкидыванием очевидна. Тем не менее, понимая, что такой поступок иногда делается в чересчур эмоциональном состоянии, работа бэби-бокса сопровождается некоторыми психологическими возможностями отыграть назад.
 
Во-первых, как уже написано, матери даётся полминуты на то, чтобы снова открыть внешнюю крышку контейнера. Причём во многих российских городах, где бэби-боксы уже действуют, на стенке рядом с крышкой помещены соответствующие плакаты с текстом типа: «Вы на самом деле хорошо подумали? А если нет? Может, есть смысл позвонить нам (следует номер телефона психологической помощи), и мы вместе сможем найти решение проблемы?..» Говорят, срабатывает.
 
Во-вторых, мать (родители) получают шанс остыть в течение нескольких дней и снова прийти к той же больнице (роддому), уже, естественно, не на условиях анонимности. Она пишет заявление о желании всё-таки забрать ребёнка. Если его ещё не усыновили, назначается генетическая экспертиза, по положительным результатам которой дитё возвращается погорячившейся маме.
 

В мире

Чуть более десяти лет назад бэби-боксы появились за рубежом, причём не только при медицинских учреждениях, но и при монастырях. Это не настолько удивительно, как может показаться на первый взгляд: до Революции в России при церквях и богадельнях также существовали маленькие пристройки, куда женщины могли приносить младенцев, и также тайно. При всём противоречии этого действия традиционным семейным ценностям церковь снисходила до конкретных жизненных ситуаций (которых и в те времена бывало немало) и могла лишь молиться о вразумлении расставшихся со своими детьми матерей.
 
Бэби-боксы появились поначалу в Германии, Чехии и Швеции. Затем шагнули за пределы Европы – в Японию, Канаду и ЮАР. Наконец, когда контейнеры для новорождённых появились в католической Польше и мусульманском Пакистане, революцию в отношении к такому способу подкидывания можно считать состоявшейся.
 

В России

Вопрос о бэби-боксах не мог обойти и нашу страну, и проект соответствующего закона был подготовлен в Государственной Думе, правда, не нынешнего, а прошлого созыва (2007-2011 годов). В созыве действующем он не прошёл через комитет по делам семьи, женщин и детей. Традиционно просящаяся в подобном случае на язык председатель комитета Елена Мизулина не пройдёт: она как раз выступает за развитие системы бэби-боксов.
 
Поэтому вопрос, как цивилизовать анонимный отказ от детей, регионы и муниципалитеты пытаются решать самостоятельно. Первый опыт состоялся в конце 2011 года в Сочи, затем распространился ещё на несколько городов Краснодарского края, затем бэби-боксы появились в Курске, в Перми и в подмосковных Люберцах.
 
Опыт оказался парадоксальным: боксы есть – а бэби в них практически нет. За два года, что в России появились специальные контейнеры для отказных младенцев, в них положено… восемь детей. При том, что мусорные контейнеры продолжают приносить свои ужасные подарки с прежней исправностью.
 
Объяснений тому специалисты дают несколько. Во-первых, социально-психологическое лицо большинства матерей-отказниц. Обращаться к ним с рекламой бэби-боксов практически бесполезно, потому что они не читают ни газет, ни интернета, а телевизор если и смотрят, то, как правило, сквозь стакан в компании собутыльника и, не исключено, отца будущего или уже народившегося подкидыша.
 
Во-вторых, по крайней мере, в Подмосковье всё чаще стали находить трупы новорождённых вполне характерной не европейской внешности. Эту нарастающую частоту объяснять только цыганами становится уже невозможно, а значит, мы имеем дело с началом изменения психологии и тех народов, которых мы считаем глубоко приверженными, например, традиционным мусульманским ценностям. Информацию о бэби-боксах среди таких матерей, пожалуй, эффективнее распространять через национально-культурные автономии.
 
В-третьих, при общем глубоком недоверии людей к полиции неудивительно и недоверие к бэби-боксам: дескать, это не более чем её уловка, позволяющая отследить матерей-отказниц. Вот и не несут. Вернее, несут не туда, куда нужно, и на верную смерть.
 

В республике

В Коми бэби-боксов нет. Но вопрос о них уже поднимается. Председатель комиссии Общественной палаты РК по социальному развитию, директор Женской гимназии Сыктывкара Валентина Кулимова рассказала «Красному знамени», что палата II созыва (2010-2012 годы) обсуждала проблему подкидышей.
 
– На том заседании, я помню, присутствовали и отец Филипп (секретарь Сыктывкарской и Воркутинской епархии Русской Православной церкви – прим. ред.), и Тарана Керимовна (Пыстина, руководитель Центра планирования семьи и репродуктивного здоровья Сыктывкара – прим. ред.), и большинство участников обсуждения склонилось к тому, что бэби-боксы всё-таки лучше мусорных контейнеров, – подчеркнула она.
Эти выводы были направлены в Минздрав Коми.
 
– В министерстве знают о проблеме, но вынуждены исходить из того, что бэби-боксы потребуют существенного дополнительного финансирования, – отметила в беседе с корреспондентом «Красного знамени» пресс-секретарь Минздрава Елена Нестерова.
 
Тем не менее, на прошлой неделе с просьбой вернуться к теме снова в Общественную палату республики обратился сотрудник телеканала «Юрган» Денис Сидоров. «В связи с неоднократными бесчеловечными выходками отдельно взятых представителей нашего общества прошу вас рассмотреть возможность и предложить вышестоящим органам власти РК размещение в Сыктывкаре бэби-боксов. Такое решение, при правильном подходе, спасет не одну детскую жизнь. Также предлагаю усилить работу СМИ и Минздрава в освещении «гуманного отказа от ребенка» (если можно так выразиться). Поскольку данная тема очень деликатна и не требует широкой огласки, работа в данном направлении должна быть четко продумана и адресно направлена», – пишет Сидоров (цитата по сайту Общественной палаты РК).
 
– Раз обратились, рассмотрим ещё раз, – пообещала Валентина Кулимова.
 

Цена вопроса

По различным оценкам, оборудование одного бэби-бокса стоит от 180 тысяч до 400 тысяч рублей. В некоторых городах, например, в Екатеринбурге сбор средств для обустройства контейнеров ведут общественные организации, в том числе Служба милосердия местной епархии РПЦ.
 

Альтернатива

Комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга также не спешит вводить в городе бэби-боксы. Но объясняет это не столько деньгами, сколько тем, что в Петербурге существует специализированный роддом, в котором женщина может родить ребёнка и тут же отказаться от него. Не оформляя никаких документов (источник: информационно-правовой портал «Закония»).
 

Это выход?

Денис Сидоров, автор инициативы:
 
 
– Конечно, это не выход. Сам по себе бэби-бокс проблему нежелательных детей не решит. Но в связи с периодическими случаями выбрасывания новорожденных на помойку появиться в Сыктывкаре он все же должен! Параллельно с этим считаю необходимым ужесточить уголовную ответственность за оставление детей в опасности и детоубийство. Возможно, это заставит очередную горе-мамашу задуматься, куда отнести кроху – в бэби-бокс или контейнер. Хотя все это – борьба с последствиями, а не с причинами. Прежде всего, Минздраву и прочим ответственным структурам необходимо усилить пропаганду методов контрацепции среди целевой аудитории.
 
Владимир Ревако, председатель совета ветеранов судей РК:
 
 
– Поскольку отказное материнство стало угрожать общественной нравственности, то любые меры по предупреждению этого явления и спасению брошенных детей надо рассматривать как неотложную скорую помощь как несостоявшимся матерям, так и жертвам их образа жизни. А как эта помощь будет называться – профилакторием, приютом или теми же бэби-боксами – уже не столь важно.
 
Нелли Струтинская, Уполномоченный по правам ребёнка при  Главе РК:
 
 
– Это крайне неоднозначный выход. С одной стороны, бэби-боксы – гуманный способ сохранения жизни ребёнка. С другой, такой способ пока не урегулирован никакими законами, прежде всего в части ответственности женщины за эту жизнь. То есть мы позволяем ей захотеть, родить – и тут же избавиться от ребёнка. При этом далеко не каждая пойдёт непременно к бэби-боксу. Об этом свидетельствует и довольно скромный опыт регионов, где уже начали внедрять такую систему.
 
Владимир Григорян, корреспондент газеты «Вера-Эскм», отец четверых детей:
 
 
– Выбрасывают детей те женщины, которые настолько ленивы, глупы, асоциальны, что не смогли сделать аборт (понятно, что останавливает их не жалость к будущему ребёнку). Поэтому у меня есть определённые сомнения, что человек, не сумевший дойти до абортария, доберётся до бэби-бокса. Но шанс всё-таки есть, уже поэтому я за эту идею. Внезапная вспышка страха, на мгновение пробуждённая Богом совесть – и ребёнок спасен. И ещё один момент. Есть вероятность, что бэби-бокс сможет кого-то удержать от легального детоубийства. Возможность избавиться от ребёнка, сохранив ему жизнь, пусть изредка, но будет останавливать. В той борьбе, которая идёт в душе матери нежеланного ребёнка, бэби-бокс – ещё один аргумент в пользу жизни.
 
Алина Евсеева, студентка:
 
 
– Конечно, выход! Я – за бэби-боксы. Они помогут спасти жизни малышей. А вообще-то мама должна решать, нужен ей ребёнок или нет, когда она забеременела или думает беременеть, а не стоя у этой коробочки для подкидышей…
 
Юлия Черкашина, администратор: 
 
 
– Конечно, бэби-боксы – выход. Уж лучше бэби-боксы, чем помойка, куда выбрасывают младенцев некоторые мамашки.
 
Юлия Мизь, мать двоих детей:
 
 
– Честно говоря, даже не знаю… Если смотреть с точки зрения женщин, желающих избавиться от детей, возможно, это и выход — дать шанс нежеланному ребёнку выжить. Но я вообще таких «мам» не в состоянии понять.
 
Опрос провели Михаил Казанцев, Валерий Туркин, Валерий Черницын
Поделиться в соцсетях

avatar
1000